fa (fa) wrote,
fa
fa

б (2)

узоры проступают неравномерно, и роль буквы/звука Б, устойчиво второго во многих алфавитах (но первой согласной!), я заметил намного позже полюбившегося фа

Общие смыслы, доступные и разделяемые хотя бы какой-то группой людей, естественно, придают некую тотальность всем этим "иероглифам", но в личной истории они бывают необычайно выразительны - как хороший зум позволяет, изменив масштаб, разглядеть фрагмент ковра, так и навигация, по крайней мере, учитывающая эти знаки, позволяет порой предугадать движение.

Написав вчера про Б - я лишь пунктирно отметил провиденциальную связь Б и Ф, в данном случае Бородино и Франции. Можно рассмотреть и заметную роль Б в культуре Германии - Букстехуде, Бах с сыновьями, Бетховен, Брамс, Брукнер, Брекер, Бенн

Зачастую Б проявляется амбивалентно, словно Бафомет. Среди основных смыслов Ф я назвал бы Финиш и Фундамент, некие доктрины. Встреча с Б приносит опыт их усвоения.

Самых разных людей я считаю своими "учителями", однако, в двух случаях это совершенно отличалось от любых опытов - не только своей связанностью с профессиональной работой, а, прежде всего, особым качеством своего "присутствия" в моей жизни. Оба были пианисты: Брумберг и Бошнякович.

Два раза я сталкивался с крупным обманом, связанным с деньгами - оба раза мошенниками были люди по имени Борис.

Две московские группы, музыку которых мне впервые было не скучно и не стыдно слушать (задолго до Рок-лаборатории) - обе возглавлялись электронщиками-соперниками, между которыми, как я уже писал, мне пришлось выбирать - Артемьевым и Мартыновым. Назывались они "Бумеранг" и "Форпост". На первом выступлении Бумеранга в "приличном" зале и контексте (в Доме Композиторов), я сидел рядом с пожилым вилончелистом из квартета Бородина. Выйдя на улицу, мы не могли сразу разговаривать, т.к. уши заложило - впервые у меня заложило уши от громкости, а не от перепада давления. (Надо сказать, что один из московских мостов - Бородинский - почему-то не играл до сих пор никакой роли в этих сюжетах - видимо, это мост из будущего.) Через несколько лет, в том же зале Дома Композиторов, после того как Батагов исполнил новое сочинение Мартынова, я представил публике свой моно-спектакль на текст Гражданкина - "Борбикрену". В аннотации к концерту Мамлеев написал про него пару абзацев и вот - Батагов (выпускник моей школы и единственный из неё, с кем я регулярно общаюсь) поднялся наверх, сел за пульт звукооператора, был удачный День Пограничника ...

Что же касается школы, её беспрецедентной близости к Кремлю, т.е. к Центру - сейчас я понял удивительную вещь, на которую не обращал раньше внимания - 12 лет я приезжал в здание, во дворе которого находился памятник Фрунзе, которое само стояло на ул. Фрунзе и в которой директором был все те годы человек с фамилией Финкельштейн.

Tags: б, мартынов, мемуары, москва, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments